О САЙТЕ КОНТАКТЫ ENGLISH
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ОБЗОРЫ СТАТИСТИКА СТАТЬИ КАТАЛОГ

История экономики США

Своими корнями современная американская экономика восходит к поискам экономической выгоды европейскими поселенцами в XVI, XVII и XVIII веках. За это время Новый свет превратился из минимально успешного колониального хозяйства в небольшое независимое фермерское хозяйство и в конце концов сложнейшую промышленную экономику. В течение этой эволюции Соединенные штаты создавали все более сложные институты, которые бы соответствовали росту страны. При неизменном участии государства в экономических делах степень этого участия в большинстве случаев росла.

Считается, что коренные жители Северной Америки переселились сюда из Азии через область Берингова пролива около 20,000 лет тому назад. (Полагавшие, что они достигли Индии, высадившись впервые на американском континенте, европейские путешественники ошибочно назвали их индейцами.) Это коренное население было организовано в племена, а в отдельных случаях составляло племенные союзы.

Они торговали между собой, но до появления европейских поселенцев имели мало контактов с народами других континентов, даже с другими коренными жителями Южной Америки. Если у них и были какие-либо экономические системы, пришедшие на их земли европейские поселенцы уничтожили их.

Первыми европейцами, «открывшими» Америку, были викинги. Однако, это событие, имевшее место около 1000 года, осталось во многом незамеченным. Между тем, в основе большей части европейского общества по-прежнему прочно лежало сельское хозяйство и землевладение. Торговля еще не имела достаточного значения, чтобы дать импульс дальнейшим исследованиям и заселению Северной Америки.

В 1492 г. плававший под испанским флагом итальянец Христофор Колумб отправился в поисках юго-западного прохода в Азию и открыл «Новый свет». В течение последующего столетия в поисках золота, богатства, чести и славы в Новый свет из Европы плавали английские, испанские, португальские, голландские и французские путешественники. Но поскольку дикая североамериканская природа могла предложить мало славы и еще меньше золота первым путешественникам, мало кто из них там остался. Те, кому было суждено в конце концов заселить Северную Америку, прибыли позже. В 1607 г. группа англичан построила первое постоянное поселение на земле, которой было уготовано стать Соединенными штатами Америки. Названный Джеймстауном, этот поселок находился в нынешнем штате Вирджиния.

Колонизация

У первых поселенцев были разные причины искать новую родину. Бежавшие от религиозного преследования набожные и дисциплинированные англичане стали пилигримами массачусетской колонии. Другие колонии, такие как Вирджиния, возникли главным образом как коммерческие предприятия. Набожность и выгода зачастую однако шли рука об руку.

Успех Англии в колонизации будущих Соединенных штатов во многом объяснялся использованием хартийных компаний. Последние состояли из групп акционеров (обычно купцов и зажиточных землевладельцев), искавших личной экономической выгоды и возможно также желавших продвигать национальные интересы Англии. Эти компании финансировались частным сектором, а король предоставлял каждому проекту хартию - документ, дававший экономические права в придачу к политической и юридической власти. Колонии, однако, обычно не приносили быстрой прибыли, и английские инвесторы часто передавали свои колониальные хартии поселенцам. Это имело огромное хотя и неосознанное в свое время политическое значение. Колонисты были вольны строить свою жизнь, свои общины и свое хозяйство по-своему, а фактически начинать закладывать основы новой нации.

Охота и торговля мехом принесли первоначальное процветание колониям. Кроме того, основным источником богатства в Массачусетсе стало рыболовство. И тем не менее во всех колониях люди жили в основном на небольших фермах и вели экономически независимый образ жизни. Некоторые предметы первой необходимости и буквально все предметы роскоши ввозились немногими городками и наиболее крупными плантациями Северной и Южной Каролины и Вирджинии в обмен на экспортировавшийся табак, рис и синий краситель индиго.

По мере роста колоний развивались вспомогательные производства. Возникли специализированные лесопилки и мукомольные мельницы. Колонисты создали верфи для строительства рыболовецких флотилий, а со временем и торговых кораблей. Они также строили небольшие кузницы. К XVIII веку определились региональные модели развития: богатство колониям Новой Англии принесло кораблестроение и мореплавание; плантации Мэриленда, Вирджинии, а также Северной и Южной Каролины (многие из которых использовали рабский труд) выращивали табак, рис и индигоноску; лежащие посередине колонии Нью-Йорка, Пенсильвании, Нью-Джерси и Делавэр перевозили основные злаки и пушнину. За исключением рабов уровень жизни был, как правило, высок - фактически выше, чем в самой Англии. Вследствие ухода английских инвесторов открылось поле деятельности для предпринимателей из числа колонистов.

К 1770 г. североамериканские колонии экономически и политически были готовы поддержать растущее движение самоуправления, главенствовавшее в английской политике со времен короля Якова III (1603-1625). Возникли споры с Англией по поводу налогообложения и другим проблемам; американцы надеялись на изменение английских налогов и предписаний в целях удовлетворения их требования большего самоуправления. Мало кому приходило в голову, что растущая ссора с английским правительством приведет ко всеобщей войне с Англией и независимости колоний.

Подобно политическому брожению в Англии XVII и XVIII веков, американская революция 1775-1783 гг. имела политические и экономические цели и поддерживалась нарождающимся средним классом, выступавшим под лозунгом «неотъемлемых прав на жизнь, свободу и собственность», открыто заимствованным из «Второго трактата о гражданском правительстве», опубликованного английским философом Джоном Локком в 1690 г. Поводом к войне послужило событие, произошедшее в апреле 1775 г. Произошло столкновение между английскими солдатами, намеревавшимися захватить склад оружия колонистов в гор. Конкорде, шт. Массачусетс, и колониальной милицией. Кто-то - никто не знает кто именно - выстрелил, и началась восьмилетняя борьба. Хотя возможно первоначальной целью большинства колонистов и не было политическое отделение от Англии, конечным результатом стала независимость и создание новой страны - Соединенных Штатов Америки.

Экономика новой нации

Принятая в 1787 г. и действующая по сей день Конституция США была во многом произведением творческого гения. В качестве экономической хартии она утверждала, что вся страна, простиравшаяся тогда от шт. Мэн до Джорджии и от Атлантического океана до долины р. Миссисипи, была единым или «общим» рынком. В торговле между штатами не должно было быть каких-либо тарифов или налогов. Согласно Конституции федеральное правительство могло регулировать торговлю с другими странами, а также между штатами, проводить единые законы о банкротстве, выпускать деньги и регулировать их стоимость, устанавливать стандарты мер и весов, учреждать почтовые ведомства, строить дороги и устанавливать правила, регулирующие выдачу патентов и авторских прав. Последние представляли из себя раннее признание важности «интеллектуальной собственности», которой будет суждено приобрести огромное значение в торговых переговорах конца XX века.

Один из «отцов-основателей» страны и ее первый министр финансов Александр Гамильтон выдвинул стратегию экономического развития, при которой федеральное правительство поддерживало бы зарождающуюся промышленность с помощью открытых субсидий и введения протекционистских тарифов на импорт. Он также настаивал на том, чтобы федеральное правительство создало национальный банк и взяло на себя национальный долг, образовавшийся у колоний во время Гражданской войны. И хотя новое правительство не торопилось принимать некоторые предложения Гамильтона, в конце концов тарифы стали существенной частью американской внешней политики и просуществовали почти до середины XX века.

Несмотря на то, что первые американские фермеры опасались, что национальный банк будет служить богатым за счет бедных, первый Национальный банк Соединенных штатов был учрежден в 1791 г. и просуществовал до 1811 г., после чего был учрежден банк-правопреемник.

Гамильтон считал, что экономический рост Соединенных штатов должен достигаться путем диверсификации транспортировки, обрабатывающей промышленности и банковского дела. В основе философии политического оппонента Гамильтона Томаса Джеф-ферсона лежала защита простого человека от политической и экономической тирании. Он особенно высоко ценил мелких фермеров как «наиболее ценных граждан». Став президентом в 1801 г., Джефферсон (1801-1809 гг.) направил свои усилия на развитие более децентрализованной аграрной демократии.

Движение на Юг и Запад

После того, как Илай Уитни изобрел хлопкоочистительную машину в 1793 г., развитое ранее в небольших масштабах на юге хлопководство пережило настоящий бум. Колонисты Юга покупали земли у мелких фермеров, которые зачастую уезжали дальше на запад. Вскоре существовавшие за счет рабского труда большие плантации сделали отдельные семейства очень богатыми.

Однако не только южане двигались на запад. Иногда целые деревни на востоке снимались с насиженных мест и основывали новые поселения на более плодородных землях Среднего Запада. И хотя западных поселенцев часто представляют крайне независимыми противниками какого-либо правительственного контроля или вмешательства, они в действительности прямо или косвенно получали большую государственную поддержку. Построенные правительством национальные дороги и водные пути такие, как Камберлендская платная дорога (1818 г.) и канал Эри (1825 г.), помогали новым переселенцам мигрировать на запад, а позже поставлять на рынок сельскохозяйственную продукцию Запада.

Многие американцы как бедные, так и богатые идеализировали ставшего президентом в 1829 г. Эндрю Джексона потому, что он начал жизнь в бревенчатой хижине на Фронтире. Президент Джексон (1829 -1837 гг.) был против гамильтоновского преемника Национального банка, который по его мнению отдавал предпочтение коренным интересам Востока в ущерб Запада. Когда он был избран на второй срок, Джексон выступил против продления лицензии (хартии) банка и нашел поддержку в Конгрессе. Их действия подорвали доверие к американской финансовой системе и вызвали панику среди предпринимателей в 1834 и 1837 гг.

Быстрому экономическому росту США в XIX веке не помешали периодические неполадки в экономике. Новые изобретения и капиталовложения привели к созданию новых отраслей промышленности и дальнейшему экономическому росту. По мере совершенствования транспорта постоянно открывались новые рынки. Пароход сделал речной транспорт быстрее и дешевле, однако еще больший эффект имело строительство железных дорог, открывших для развития огромные пространства новых территорий. В первые годы своего развития железные дороги получали большую государственную поддержку в виде земельных грантов, как это было с каналами и дорогами. Однако в отличие от других видов транспорта железные дороги также привлекали значительный местный и европейский частный капитал.

В эти бурные дни не было недостатка в планах как быстро разбогатеть. Финансовые воротилы мгновенно сколачивали огромные состояния в то время, как многие теряли свои сбережения. И все же прозорливость, иностранные капиталовложения, открытие золота и большая приверженность американского общества и частного капитала позволили создать разветвленную железнодорожную систему и заложить основу индустриализации страны.

Промышленный рост

В конце XVIII - начале XIX веков в Европе началась промышленная революция, которая быстро перекинулась в Соединенные штаты. К 1860 г., когда президентом был избран Авраам Линкольн, 16 процентов населения США жило в городских областях, а на долю обрабатывающей промышленности приходилась одна треть общественного дохода. Городская промышленность была сосредоточена в основном на северо-востоке; ведущей отраслью была хлопчатобумажная промышленность наряду с развитием производства обуви, шерстяной одежды и машиностроения. С 1845 по 1855 гг. ежегодно прибывало до 300,000 иммигрантов из Европы. Большинство из них были бедны и оставались в городах восточного побережья, часто в портах, куда они прибывали.

Юг напротив оставался аграрным и зависел от капитала и промышленных изделий Севера. Экономические интересы Юга, в том числе рабство, можно было защищать исключительно политическими методами до тех пор, пока федеральное правительство контролировалось Югом. Организованная в 1856 г. республиканская партия представляла индустриальный Север. В 1860 г. республиканцы и их кандидат на пост президента Авраам Линкольн высказывались несколько нерешительно в отношении рабства и гораздо определеннее по экономической политике. В 1861 г. они добились принятия протекционистского тарифа. В 1862 г. получила хартию первая тихоокеанская железная дорога, а в 1863 и 1864 гг. был разработан устав национального банка.

Судьбу страны и ее экономической системы решила победа северян в Гражданской войне США (1861-1865 гг.). Рабовладельческая система была упразднена, в результате чего большие плантации хлопка на Юге стали менее прибыльными. Быстро разросшаяся благодаря войне промышленность Севера бурно росла. Во главе всех сторон жизни страны, включая общественные и политические дела, стали промышленники. Исчезли плантаторы-аристократы Юга, сентиментально изображенные 70 лет спустя в классическом фильме «Унесенные ветром».

Изобретения, развитие и магнаты

Последовавшее за Гражданской войной быстрое экономическое развитие заложило основу современной промышленной экономики США. Взрыв новых открытий и изобретений привел ко столь глубоким переменам, что их результаты иногда называли «второй промышленной революцией». На западе шт. Пенсильвания была найдена нефть. Была изобретена пишущая машинка, стали использоваться морозильные железнодорожные вагоны и были открыты телефон, фонограф и электрический свет. И наконец, к началу XX века автомобиль пришел на смену карете, а люди начали летать на самолетах.

Параллельно с этими достижениями развивалась промышленная инфраструктура страны. В Аппалачах от Пенсильвании и дальше на юг до Кентукки были найдены богатые месторождения угля. В районе озера Верхнее на севере Среднего Запада начали работу крупные железные шахты. Там, где удалось соединить эти два важнейших сырьевых продукта, процветали сталелитейные заводы. Вслед за крупными медными и серебряными шахтами открылись свинцовые шахты и цементные заводы. По мере роста промышленности развивались методы массового производства. В конце XIX века, тщательно изучив функции разных рабочих и предложив затем новые более эффективные способы труда, Фредерик У. Тейлор стал пионером в области научных методов управления. (Настоящее массовое производство вдохновило Генри Форда применить в 1913 г. конвейерную линию, на которой каждый рабочий выполнял одно простое задание по сборке автомобиля. Избрав дальнозоркую политику, Форд предложил своим рабочим щедрую зарплату - пять долларов в день, что позволило им покупать производимые ими автомобили и тем самым обеспечило расширение производства.)

«Позолоченный век» второй половины XIX века стал эпохой магнатов. Многие американцы идеализировали этих бизнесменов, создавших огромные финансовые империи. Их успех часто зависел от умения разглядеть долгосрочный потенциал нового вида услуги или продукта, как это удалось Джону Д. Рокфеллеру с нефтью. Это были жесткие соперники, целеустремленно стремившиеся к финансовому успеху и власти. Помимо Рокфеллера и Форда среди других гигантов были наживший состояние на железных дорогах Джей Гулд, финансист Джон Пирпонт Морган и сталелитейный магнат Эндрю Карнеги. Некоторые магнаты согласно деловым стандартам того дня были честными людьми, другие напротив для достижения богатства и власти использовали насилие, взятки и обман. Так или иначе интересы бизнеса стали в значительной мере влиять на правительство.

Пожалуй, наиболее яркий предприниматель Морган с большим размахом проводил свои операции как в личной, так и деловой жизни. Он и его компаньоны играли на деньги, плавали на яхтах, давали пышные обеды, строили дворцы и скупали сокровища европейского искусства. В отличие от него люди подобные Рокфеллеру и Форду проявляли пуританские качества. Они остались верны ценностям маленького городка и придерживались соответствующего образа жизни. Будучи добропорядочными прихожанами, они испытывали чувство ответственности за других. Они верили, что успеха можно добиться благодаря личной добродетели, и проповедовали труд и бережливость. Позже их наследники учредили крупнейшие благотворительные фонды Америки.

Если интеллектуалы высшего общества Европы в целом относились пренебрежительно к торговле, живя в обществе с более подвижной классовой структурой, большинство американцев с энтузиазмом восприняли идею обогащения. Они наслаждались связанным с деловым предприятием риском и волнением, а также более высоким уровнем жизни и потенциальными наградами в виде власти и почета, приносимыми деловым успехом.

Однако, по мере созревания американской экономики в XX веке образ швыряющегося деньгами делового магната утратил свою привлекательность в качестве американского идеала. Радикальные перемены произошли с возникновением корпораций первоначально в железнодорожной отрасли, а затем и повсеместно. На смену баронам-предпринимателям пришли ставшие во главе корпораций «технократы» и высокооплачиваемые менеджеры. В свою очередь рост корпораций вызвал развитие организованного рабочего движения, оказывавшего противодействие власти и влиянию бизнеса.

Технологическая революция восьмидесятых и девяностых годов XX века породила новую деловую культуру, схожую с эпохой магнатов. Глава компании «Майкрософт» Билл Гейтс нажил огромное состояние на разработке и продаже программного обеспечения. Гейтс создал настолько прибыльную империю, что к концу девяностых отдел по борьбе с монопольной деятельностью Министерства юстиции США подал на его компанию в суд по обвинению в запугивании конкурентов и создании монополии. Но Гейтс также является и создателем быстро ставшего крупнейшим в своем роде благотворительного фонда. Большинство деловых лидеров Америки ведут менее заметную жизнь по сравнению с Гейтсом. Они руководят деятельностью корпораций и одновременно являются членами советов директоров благотворительных обществ и учебных заведений. Им не безразличны состояние национальной экономики и взаимоотношения Америки с другими странами, и они вполне могут летать в Вашингтон для переговоров с правительственными чиновниками. И хотя они, несомненно, влияют на правительство, они его не контролируют, как это казалось некоторым магнатам «Позолоченного века».

Вмешательство государства

На первых порах американской истории большинство политических лидеров было против излишнего вмешательства федерального правительства в частный сектор за исключением транспорта. В целом они принимали идею неограниченной свободы предпринимательства, которая выступает против вмешательства правительства в экономику за исключением необходимости поддержания правопорядка. Подобное отношение претерпело изменение в конце XIX века, когда представители малого бизнеса, фермеров и рабочего движения начали обращаться к правительству с просьбой вступиться за них.

Сформировавшийся к началу XX века средний класс относился с подозрением как к деловой элите, так и довольно радикальным политическим движениям фермеров и наемных рабочих Среднего Запада и западных штатов. Получившие известность под названием Прогрессивной партии эти люди выступали за государственное регулирование деловой практики во имя конкуренции и свободы предпринимательства. Кроме того они боролись с коррупцией в государственном секторе. В 1887 г. Конгресс принял закон по регулированию железных дорог («Закон о торговле между штатами») и в 1890 г. «Антитрестовский закон Шермана» против установления контроля над целой отраслью крупными компаниями. Эти законы, тем не менее, проводились в жизнь не слишком усердно до тех пор, пока в период между 1900 и 1920 годами к власти не пришли президент Теодор Рузвельт от Республиканской партии (1901-1909 гг.), президент Вудро Вильсон от Демократической партии (1913-1921 гг.) и другие представители, разделявшие взгляды Прогрессивной партии. Именно в эти годы были созданы многие современные регулятивные ведомства такие, как Комиссия по торговле между штатами, Администрация по контролю за продуктами питания и лекарствами и Федеральная комиссия по торговле. Наиболее заметный рост государственного вмешательства в экономику произошел в тридцатые годы XX века. Падение биржевого рынка в 1929 г. вызвало Великую депрессию (1929-1940 гг.) - самое серьезное экономическое потрясение в истории страны. С целью облегчения критической ситуации президент Франклин Делано Рузвельт (1933-1945 гг.) избрал политику Нового курса.

Многие самые важные законы и институты, определяющие современную экономику США, восходят к эпохе Нового курса. Согласно законам Нового курса государственная власть распространилась на сферу банковского дела, сельского хозяйства и социального обеспечения. Эти законы устанавливали минимальную заработную плату и продолжительность рабочего дня и стали катализатором развития профсоюзов в таких отраслях, как сталелитейная, автомобильная и резиновая промышленности. Появились программы и ведомства, ставшие ныне неотъемлемой частью функционирования современной национальной экономики, а именно: Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям, регулирующая биржевой рынок; Федеральная корпорация страхования депозитов, гарантирующая банковские депозиты; и, что, пожалуй, наиболее знаменательно, система социального страхования, гарантирующая пенсии пожилым гражданам на основании вклада, внесенного ими будучи частью рабочей силы.

И хотя лидеры Нового курса заигрывали с идеей установления более тесных связей между деловыми кругами и правительством, некоторые из их усилий закончились сразу после окончания Второй мировой войны. С помощью «Закона о восстановлении национальной промышленности» - недолговечной программы Нового курса - пытались содействовать тому, чтобы конфликты между руководителями и рабочими разрешались под надзором правительства, тем самым повышая производительность и эффективность производства. Несмотря на то, что подобные взаимоотношения между работодателями, рабочими и правительством не привели к фашизму в Америке, как это произошло в Германии и Италии, инициативы Нового курса свидетельствовали о новом разделении власти между этими тремя ключевыми компонентами экономики. Подобное сосредоточение власти еще больше усилилось во время войны, когда американское правительство широко вмешивалось в экономику. В целях удовлетворения военных нужд производительный потенциал страны координировался Управлением военного производства. Военные заказы выполнялись перепрофилировавшимися производителями товаров широкого потребления. Так например, автомобилестроители делали танки и самолеты, превращая США в «арсенал демократии». Стремясь помешать возникновению инфляции в результате более высокого национального дохода и нехватки потребительских товаров, только что созданное Управление по регулированию цен контролировало квартирную плату в ряде домов, нормировало распределение товаров широкого потребления, начиная с сахара и кончая бензином, и всячески старалось сдерживать рост цен.

Послевоенная экономика: 1945-1960 годы

Многие американцы опасались, что с окончанием Второй мировой войны и снижением военных расходов могут вернуться тяжелые времена Великой депрессии. Однако вместо этого давно сдерживавшийся спрос на потребительские товары вызвал в послевоенный период чрезвычайно бурный экономический рост. Автомобильная промышленность успешно вернулась к производству автомашин; стремительно развивались новые отрасли такие, как авиационная и электронная промышленности. Подъему содействовал и до-мостроительный бум, вызванный отчасти легко доступной ипотекой для демобилизованных военных. Совокупный национальный продукт вырос приблизительно с 200 миллиардов долларов в 1940 г. до 300 миллиардов долларов в 1950 г. и 500 миллиардов долларов в 1960 г. В результате послевоенного всплеска рождаемости одновременно выросло число потребителей. Все больше и больше американцев пополняло ряды среднего класса.

Необходимость делать военную продукцию породила огромный военно-промышленный комплекс (термин обязан своим происхождением Дуайту Д. Эйзенхауэру, президенту США с 1953 по 1961 гг.). Комплекс продолжил свое существование и после окончания войны. Когда над Европой навис «Железный занавес», а Соединенные штаты оказались втянутыми в холодную войну с Советским Союзом, правительство поддерживало значительную боевую мощь и вкладывало деньги в новейшие виды современных вооружений таких, как водородная бомба. По плану Маршалла в истерзанные войной страны Европы потекла экономическая помошь, что также содействовало сохранению рынков для многочисленных американских товаров. А само правительство признало экономические вопросы своей главной задачей. Согласно «Закону о занятости 1946 г.» целью правительственной политики было «способствовать максимальной занятости, производству и покупательной способности».

Кроме того, в послевоенный период США осознали необходимость перестройки международных валютных отношений и возглавили создание Международного валютного фонда и Всемирного банка с целью содействия развитию открытой международной капиталистической экономики.

Между тем, наступил период консолидации бизнеса. Компании сливались, образуя огромные диверсифицированные конгломераты. Так например, Международная телефонная и телеграфная компания скупила сеть отелей «Шератон», Континентальную банковскую сеть, Хартфордскую противопожарную страховую компанию, фирму «Эйвис» по прокату автомобилей и другие компании.

Значительные изменения произошли и в американской рабочей силе. В пятидесятые годы продолжало расти число занятых в сфере услуг до тех пор, пока оно не сравнялось, а затем и не превысило число занятых в производстве. Так, к 1956 г. в США стало больше «белых воротничков», квалифицированных работников умственного труда, чем «синих воротничков», промышленных рабочих. В то же время профсоюзам удалось добиться долгосрочных договоров о найме и прочих преимуществ для своих членов.

Для фермеров же, напротив, наступили суровые времена. По мере превращения сельского хозяйства в большой бизнес возросшая производительность труда привела к перепроизводству сельскохозяйственной продукции. Мелким семейным фермам становилось все труднее конкурировать, и все большее число фермеров покидало землю. В результате начало постепенно снижаться число занятых в сельском хозяйстве, равнявшееся 7,9 миллионам в 1947 г.; к 1998 г. на фермах работало всего 3,4 миллиона человек.

Прочие американцы также пришли в движение. Возросший спрос на частные семейные дома и широко распространенное владение автомобилем привели к тому, что многие американцы стали переезжать из центральных городов в пригороды. В сочетании с техническими нововведениями такими, как изобретение кондиционера, миграция способствовала развитию таких городов «Солнечного пояса», как Хьюстон, Атланта, Майами и Феникс в южных и юго-западных штатах. По мере того, как финансируемые федеральными властями шоссейные дороги облегчили доступ к пригородам, начали меняться и модели бизнеса. Множились торговые центры, которых к концу Второй мировой войны было восемь, а в 1960 г. уже насчитывалось 3 840. Многие отрасли промышленности также перебазировались из городов в менее густонаселенные местности.

Шестидесятые и семидесятые: годы перемен

Пятидесятые годы в Америке часто называются временем самодовольства. Шестидесятые и семидесятые напротив стали периодом больших перемен. В мире складывались новые нации, движения мятежников пытались свергнуть существующие правительства, укрепившиеся страны росли и обретали достаточное экономическое влияние, чтобы соперничать с Соединенными штатами, и все яснее осознававший, что военная мощь не является единственным способом роста и экспансии, мир начал подпадать под власть экономических отношений.

Президент Джон Фицджеральд Кеннеди (1961-1963 гг.) избрал более активный подход к управлению. Во время своей предвыборной кампании 1960 г. Кеннеди говорил, что он попросит американцев принять вызов «новых рубежей». Будучи президентом, он стремился ускорить экономический рост, увеличивая правительственные расходы и сокращая налоги, добивался льготного медицинского страхования для пожилых граждан, помощи районам трущоб и больших ассигнований на образование. Хотя многое из этих предложений осталось нереализованным, с созданием Корпуса мира сбылась мечта Кеннеди посылать американцев заграницу для оказания помощи развивающимся странам. Кроме того, Кеннеди интенсифицировал освоение космоса американцами. После его смерти американская космическая программа превзошла советские достижения и добилась триумфа с высадкой американских астронавтов на Луне в июле 1969 г.

Убийство Кеннеди в 1963 г. подтолкнуло Конгресс к принятию многих из его законодательных инициатив. Его преемник Линдон Бейнс Джонсон (1963-1969 гг.) стремился построить «Великое общество» путем предоставления все большему числу граждан преимуществ успешной американской экономики. Были существенно увеличены федеральные расходы благодаря принятию новых правительственных программ таких, как «Медикэр» (льготного медицинского страхования для пожилых), «Продовольственных талонов» (продовольственной помощи неимущим) и множества инициатив в области образования (помощи студентам и грантов для школ и колледжей).

По мере расширения американского присутствия во Вьетнаме выросли и военные расходы. Начатая при президенте Кеннеди небольшая военная операция вылилась при президенте Джонсоне в полномасштабную войну. Как ни парадоксально, но расходы на ведение этих двух войн - войны с бедностью и войны во Вьетнаме -в краткосрочной перспективе способствовали процветанию. Однако, к концу шестидесятых неспособность правительства поднять налоги для оплаты этих программ привела к росту инфляции и подрыву процветания. Объявленное в 1973-1974 гг. членами ОПЕК нефтяное эмбарго вызвало быстрый рост цен на энергоресурсы и их нехватку. Даже после снятия эмбарго цены на энергоресурсы оставались высокими, способствуя росту инфляции и в конце концов повышая уровень безработицы. Вырос дефицит федерального бюджета, обострилась международная конкуренция, а на биржевых рынках началось падение цен.

Война во Вьетнаме продолжалась до 1975 г., под угрозой импичмента президент Ричард Никсон (1969-1974 гг.) подал в отставку, а в американском посольстве в Тегеране группу американцев взяли в заложники и продержали больше года. Казалось, что страна больше не в состоянии контролировать события, в том числе и экономические дела. В результате наводнившего страну дешевого и зачастую высококачественного импорта, начиная с автомашин и кончая сталью и полупроводниками, увеличился дефицит торгового баланса США.

Новая экономическая болезнь получила название стагфляции - состояния продолжающейся инфляции, сопровождающейся упадком деловой активности и растущей безработицей. Казалось, что инфляция сама провоцирует свой рост. В ожидании непрерывного роста цен люди начинали закупать впрок. Возросший спрос вызывал дальнейший рост цен и требования увеличить заработную плату, в результате чего цены продолжали постепенно ползти вверх. В трудовые соглашения все чаще автоматически включались пункты, связанные со стоимостью жизни, а правительство начало привязывать некоторые выплаты, например по социальному страхованию, к индексу роста цен на потребительские товары - наиболее известному мерилу инфляции. Хотя подобная практика помогала рабочим и пенсионерам справиться с инфляцией, она же и увековечивала инфляцию. Растущая потребность правительства в деньгах привела к раздуванию дефицита бюджета и все большим государственным заимствованиям, что в свою очередь вызывало дальнейший рост процентной ставки и расходов для предпринимателей и потребителей. Высокие цены на энергоносители и процентные ставки препятствовали инвестициям, поднимая безработицу до неприятного уровня.

С отчаяния президент Джимми Картер (1977-1981 гг.) попытался бороться с экономической слабостью и безработицей с помощью увеличения государственных расходов и установления добровольных ограничений на рост заработной платы и цен в целях обуздания инфляции. Ни то, ни другое не имело большого успеха. Пожалуй, менее драматическое наступление на инфляцию хотя и с большим эффектом произошло при дерегулировании множества отраслей, включая авиационные, автогрузовые и железнодорожные перевозки. Ранее государство жестко регулировало их маршруты и цены. Дерегулирование нашло поддержку и после ухода администрации Картера. В восьмидесятые годы правительство ослабило государственный контроль за банковскими процентными ставками, международной и междугородней телефонной связью, а в девяностые годы и за местной телефонной службой.

Однако, наибольшее значение в борьбе с инфляцией имел Совет управляющих Федеральной резервной системы, который начиная с 1979 г. жестко ограничивал денежную массу. В результате его отказа предоставить подорванной инфляцией экономике как можно больше денег выросли процентные ставки. И как следствие резко упали расходы покупателей и заимствования со стороны предпринимателей. Вскоре экономику охватил глубокий спад.

Экономика в восьмидесятые годы

Страна переживала глубокий спад вплоть до конца 1982 г. По сравнению с предыдущим годом число банкротств среди предприятий выросло на 50 процентов. Особенно тяжело пострадали фермеры в результате сокращения сельскохозяйственного экспорта, снижения цен на зерно и роста процентных ставок. И хотя резкий спад деловой активности был малоприятным лекарством, он помог экономике выкарабкаться из подмявшего ее разрушительного цикла. К 1983 г. инфляция спала, экономика оправилась, и Соединенные штаты вступили в продолжительный период экономического роста. Годовой уровень инфляции оставался в пределах 5 процентов на протяжении почти всех восьмидесятых и девяностых годов.

Экономические потрясения семидесятых имели важные политические последствия. Американцы выразили свое недовольство федеральной политикой, отказав Картеру в доверии в 1980 г. и избрав президентом бывшего голливудского актера и губернатора Калифорнии Рональда Рейгана. Экономическая программа Рейгана (1981-1989 гг.) основывалась на теории «экономики предложения», предлагавшей сокращать ставки налогов с тем, чтобы у людей оставалась все большая часть их заработка. Согласно этой теории более низкие ставки налогов заставят людей больше работать, что в свою очередь приведет к росту сбережений и инвестиций, а следовательно будет стимулировать увеличение производства и общий экономический подъем. В то время, как инициированные Рейганом налоговые послабления пошли на пользу в основном зажиточным американцам, лежащая в их основе экономическая теория утверждала, что малоимущие слои также выгадают, т.к. рост инвестиций создаст новые рабочие места и повысит заработную плату.

Главным пунктом национальной программы Рейгана тем не менее была его идея о том, что федеральное правительство стало слишком большим и вмешивающимся. Сокращая налоги в начале восьмидесятых годов, Рейган также урезал и социальные программы. Кроме того, на протяжении всего периода своего президентства Рейган развернул кампанию по сокращению или же полному устранению государственного регулирования в том, что касается покупателей, рабочих мест и охраны окружающей среды. В то же самое время он опасался, что после окончания вьетнамской войны США уделяли мало внимания своим вооруженным силам, и добился больших увеличений расходов на оборону.

Это сочетание урезания налогов и увеличения расходов на военные нужды опрокинуло скромные сокращения расходов на внутренние программы. В результате дефицит федерального бюджета вышел далеко за рамки, зарегистрированные во время спада в начале восьмидесятых годов. С 74 миллиардов долларов в 1980 г. дефицит федерального бюджета вырос до 221 миллиарда долларов в 1986 г. И хотя в 1987 г. он сократился до 150 миллиардов долларов, впоследствии он продолжал расти. Некоторые экономисты беспокоились, что большие расходы и заимствования федерального правительства снова вызовут инфляцию, но Федеральная резервная система продолжала контролировать рост цен и при малейшей опасности прибегала к повышению процентных ставок. Под председательством Пола Волкера и его преемника Элена Гринспена Федеральная резервная система сохранила свою центральную функцию экономического регулировщика, затмив в управлении национальной экономикой и Конгресс, и президента.

Набиравшее силу в начале восьмидесятых оживление в экономике имело свои трудности. Фермерам, особенно тем, у кого были небольшие семейные хозяйства, было по-прежнему тяжело зарабатывать на жизнь, особенно в 1986 и 1988 гг., когда в средних штатах была сильная засуха, и несколько лет спустя, когда большая часть их земель оказалась затопленной. Нехватка денег в сочетании с неразумной практикой кредитования привела к краху ряд банков, в частности известные под названием сберегательных и кредитных ассоциаций, которые после частичной дерегуляции увлеклись неосторожным кредитованием. Федеральное правительство было вынуждено закрыть многие из этих учреждений и произвести выплаты их вкладчикам, возложив большую часть тягот на налогоплательщиков. Если во время президентства Рейгана и его преемника Джорджа Буша (1989-1993 гг.) рушились коммунистические режимы в Советском союзе и Восточной Европе, то в восьмидесятые годы не удалось полностью избавиться от экономической болезни, охватившей США в семидесятые годы. В течение семи из десяти лет между 1970 и 1980 годами в США был зарегистрирован дефицит торгового баланса, разросшийся и в последующее десятилетие. Стремительно развивавшиеся экономики Азии, казалось, бросили вызов США как центру экономического влияния; в частности казалось, что альтернативную модель экономического развития предлагает Япония с ее акцентом на долгосрочное планирование и тесную координацию деятельности корпораций, банков и правительства. Между тем, в самих Соединенных штатах «корпоративные налетчики» скупали различные корпорации, чьи ценные бумаги упали в цене, и затем реорганизовывали их, либо продавая некоторые из их подразделений, либо полностью ликвидируя их звено за звеном. В ряде случаев компании тратили огромные деньги, чтобы скупить свои собственные акции или же откупиться от «налетчиков». С тревогой следившие за этими схватками критики утверждали, что «налетчики» разрушали хорошие компании и причиняли горе рабочим, многие из которых в результате корпоративной реорганизации теряли работу. Другие, однако, считали, что «налетчики» вносили свой вклад в экономику, беря на себя управление слабыми компаниями, сокращая их и превращая их снова в прибыльные предприятия или же распродавая их с тем, чтобы инвесторы могли получить свою прибыль и реинвестировать ее в более производительные компании.

Девяностые и последующие годы

В девяностые годы был избран новый президент - Билл Клинтон (1993-2001 гг.). Будучи осторожным умеренным демократом, Клинтон повторил ряд идей своих предшественников. После безуспешной попытки заставить Конгресс принять обширную программу по расширению медицинского страхования, Клинтон объявил, что в Америке пришел конец эпохе «большого правительства». Он содействовал укреплению рыночных сил в ряде областей, стремясь вместе с Конгрессом открыть местные телефонные службы для конкуренции. Он также солидаризировался с республиканцами, выступая за сокращение пособий по социальному обеспечению. И все же, хотя при Клинтоне сократилась общая численность рабочих, правительство продолжало играть ведущую роль в национальной экономике. Большая часть важных нововведений «Нового курса» и «Великого общества» остались в силе. Общий ход экономической деятельности по-прежнему регулировался Федеральной резервной системой, следившей за появлением малейших следов возобновления инфляции.

Между тем в девяностые годы экономика демонстрировала все более здоровую работу. С развалом Советского Союза и коммунистических режимов Восточной Европы в конце восьмидесятых существенно расширились торговые возможности. Успехи в области технологии дали жизнь большому числу новых передовых электронных продуктов. Достигнутый в области телекоммуникаций и компьютерных сетей прогресс породил огромное производство компьютерной техники и программного обеспечения и революционизировал способ функционирования многих отраслей. Экономика быстро развивалась, и также быстро росли доходы корпораций. В сочетании с низкой инфляцией и низким уровнем безработицы высокие доходы вызвали подъем на биржевом рынке: державшийся в семидесятые годы на уровне 1000 пунктов индекс промышленных акций Доу-Джонса подскочил до отметки 11 000 пунктов в 1999 г., существенно повысив благосостояние многих хотя и не всех американцев. Экономика Японии, которую в восьмидесятые годы американцы часто рассматривали в качестве модели, впала в состояние затяжного спада, в результате чего многие экономисты сделали вывод, что более гибкий и менее регулируемый американский подход с более ярко выраженной конкуренцией на самом деле предлагал лучшую стратегию экономического развития в новых условия глобальной интеграции.

В восьмидесятые годы заметно изменился характер рабочей силы в Америке. Сохранилась давняя тенденция к сокращению числа фермеров. Небольшая часть рабочих оставалась занятой в промышленности в то время, как значительно большее число работало в сфере услуг, начиная с продавцов магазинов и кончая финансовыми плановиками. Если производство стали и обуви перестало быть оплотом американской обрабатывающей промышленности, то им стало производство компьютеров и программного обеспечения, от которых зависит существование вышеупомянутых производств.

Достигнув рекордно высокой отметки в 290 миллиардов долларов в 1992 г., федеральный бюджет начал постепенно сокращаться по мере того, как вместе с экономическим ростом выросли налоговые сборы. В 1998 г. впервые за последние тридцать лет правительство имело положительное сальдо несмотря на наличие огромного долга в основном в виде обещанных поколению «бума рождаемости» будущих выплат по социальному страхованию. Отмечая с удивлением это сочетание быстрого роста и продолжающейся низкой инфляции, экономисты спорили о том, сможет ли «новая экономика» США сохранить более интенсивный темп развития, чем это казалось возможным исходя из опыта предыдущих сорока лет.

И наконец, в большей степени чем когда бы то ни было американская экономика была тесно связана с мировой экономикой. Как и его предшественники, Клинтон выступал за устранение торговых барьеров. В результате Североамериканского соглашения о свободе торговли (НАФТА) расширились экономические связи Соединенных штатов с крупнейшими торговыми партнерами - Канадой и Мексикой. Развивавшиеся особенно бурно в восьмидесятые годы страны Азии стали, как и Европа, основными поставщиками готовой продукции и рынком для американского экспорта. Передовые международные телекоммуникационные системы связали мировые финансовые рынки в такой степени, как это было трудно представить всего лишь несколько лет тому назад.

И хотя многие американцы продолжали верить, что все страны выигрывали от глобальной экономической интеграции, растущая взаимозависимость имела и свои негативные последствия. Если занятым в высоко технологичных производствах, где лидировали США, рабочим жилось неплохо, то в традиционных отраслях обрабатывающей промышленности упали заработки в результате конкуренции со стороны многих зарубежных стран с более низкими затратами на рабочую силу. А когда в конце девяностых пошатнулись экономические системы Японии и других недавно индустриализованных стран Азии, ударная волна прокатилась по всей мировой финансовой системе. Определяющие курс американской экономической политики лица обнаружили, что при выработке внутри-экономического курса необходимо все больше принимать во внимание состояние мировой экономики.

Несмотря ни на что, к концу девяностых американцы вновь обрели чувство уверенности. С марта 1991 г. и по конец 1999 г. наблюдался непрерывный экономический рост, ставший самым продолжительным за всю историю мирного развития. В ноябре 1999 г. число безработных составляло 4,1 процента от общей рабочей силы, достигнув самой низкой отметки за последние почти тридцать лет. Выросшие всего лишь на 1,6 процента в 1998 г. (наименьший рост с 1964 г. за исключением одного года) цены на потребительские товары в 1999 г. росли лишь чуть-чуть быстрее, повысившись на 2,4 процента в октябре. Впереди много испытаний, но пережившая XX век и принесенные им грандиозные изменения страна находится в хорошей форме.

Экономические статьи

 + Мировые товарные рынки

 + Экономические блоки

 + Финансы и инвестиции

 + Экономика предприятия

 + Экономические индексы

 + Макроэкономика

 + Основы менеджмента

 + Основы маркетинга

 + Мировая экономика

 + Экономические организации

 + Стратегическое управление

 – Экономика стран мира

Графики

 – Показатели стран мира

 + Курсы валют

 + Фондовые индексы

 + Цены на биржевые товары

 + Цены на акции

 + Экономические индикаторы

Экономические показатели

Полезная информация

Экономические новости

16.10.2017 17:47 Похороненное сокровище: как много богатств скрывается в офшорах?

15.10.2017 14:09 АБР прогнозирует рост ВВП Африки в 2018 году на 3,7%

14.10.2017 16:43 Развивающиеся рынки станут ключевыми драйверами глобального роста

14.10.2017 00:50 МВФ повысил прогноз роста ВВП Китая в 2017 году из-за прогресса в экономических реформах

12.10.2017 22:26 МВФ прогнозирует восстановление экономики стран Ближнего Востока в 2018 году

11.10.2017 15:27 Темпы экономического роста в России увеличились в конце третьего квартала

08.10.2017 13:07 «Никаких чудес»: нехватка рабочей силы сокращает ВВП России

06.10.2017 14:57 Всемирный банк повысил прогноз роста ВВП Китая на 2017 и 2018 годы

04.10.2017 11:56 Всемирный банк повысил прогнозы роста стран Юго-Восточной Азии в 2017 и 2018 годах, но видит геополитические риски

01.10.2017 17:51 Morgan Stanley: Индия, вероятно, станет третьей по величине экономикой за 10 лет

Статистика